Информационно-правовое агентство «Регистр»
Главная
Журналы
Деловые книги
Правовые системы
Деловые новости
Скачать
Группа компаний Регистр
логин
пароль
напомнить пароль
регистрация
Содержание свежего номера журнала
Новости по ВЭД
Архив журналов
Все журналы агентства
 

"ВАЛЮТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ВЭД" № 10/2009

••• Основания расторжения договора международной купли-продажи товаров

 

Александр Шевцов,
юрист

 

Национальное законодательство Республики Беларусь исходит из невозможности требования возвращения того, что было сторонами исполнено по обязательству до момента расторжения или изменения договора, если иное не установлено законодательством или соглашением сторон (п. 4 ст. 423 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК)).

В том случае, если коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, когда эти государства являются договаривающимися государствами или когда согласно нормам международного частного права применимо право договаривающегося государства, то применяются правовые нормы Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, подписанной в г. Вена 11 апреля 1980 г. (далее — Конвенция), которые предусматривают другие последствия расторжения договора.

Согласно ст. 81 этой Конвенции при расторжении сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной по­ставлено или уплачено по договору. Если обе стороны обязаны осуществить возврат полученного, они должны сделать это одновременно.

Как покупатель, так и продавец могут заявить о расторжении договора, «если неисполнение продавцом (покупателем) любого из его обязательств по договору или по Конвенции составляет существенное нарушение договора» (ст. 49(1)(а) и 64(1)(а) Конвенции).

Понятие существенного нарушения договора устанавливается ст. 25 Конвенции. Согласно этой статье нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его.

Исходя из этого определения можно сделать вывод, что при установлении существенного нарушения договора принимается во внимание не размер и значительность вреда, понесенного пострадавшей стороной, а то обстоятельство, что она «лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора». Во многих случаях стороне, желающей расторгнуть договор, трудно установить, имеет ли нарушение другой стороной своих обязательств характер существенного нарушения, например в случаях просрочки поставки товара или уплаты цены. Из-за неопределенности этой формулировки квалификация существенного нарушения договора устанавливается судом с учетом конкретных обстоятельств.

При разработке Конвенции предполагалось, что незначительная просрочка исполнения не является существенным нарушением, если только из содержания договора или из другой известной информации на момент заключения договора станет известно, что исполнение к указанному сроку не представляло повышенного интереса для пострадавшей стороны.

Для устранения этой неопределенности ст. 47 и 63 Конвенции предоставляют покупателю и, соответственно, продавцу право установить дополнительный срок разумной продолжительности для исполнения другой стороной своих обязательств, в течение которого потерпевшая сторона не может прибегнуть к каким-либо сред­ствам правовой защиты, за исключением права требовать возмещения убытков за просрочку в исполнении. По истечении предусмотренного в уведомлении дополнительного срока договор может быть расторгнут.

Статьи 49(1)(b) и 64(1)(b) Конвенции предоставляют право расторгнуть договор, если продавец не поставляет товар в течение дополнительного срока, установленного покупателем, либо если покупатель не исполняет в течение дополнительного срока, установленного продавцом, своего обязательства уплатить цену или принять поставку товара.

Поэтому Конвенция предусматривает сохранение договорных отношений между сторонами при незначительных нарушениях, допуская расторжение договора в качестве исключительного случая.

Для признания договора расторгнутым достаточно всего лишь заявления пострадавшей стороны о расторжении, которое «имеет силу лишь в том случае, если оно сделано другой стороне посредством извещения» (ст. 26 Конвенции). Эта несудебная мера представляет собой эффективное средство правовой защиты для пострадавшей стороны.

Примеры
судебных споров

1. Истец — резидент Республики Беларусь — заключил с ответчиком — резидентом Российской Федерации — контракт, согласно которому ответчик принял на себя обязательство поставить товар истцу по ценам, согласованным сторонами на каждую партию товара в дополнительных спецификациях, которые являются неотъемлемой частью контракта.

В соответствии с условиями заключенного контракта истец платежным поручением перечислил ответчику предоплату в размере 30 % от стоимости товара.

Согласно условию контракта продавец — ответчик — обязывался предоставить покупателю — истцу — в день отгрузки CMR-накладную и отгрузочную документацию посредством факсимильной связи, после чего покупатель проверяет правильность документов и дает продавцу свое подтверждение. Без подтверждения покупателя продавец не вправе был отпустить товар в адрес покупателя.

Однако в нарушение условия контракта ответчик без получения подтверждения истца отгрузил в адрес истца товар, в результате чего истцу был поставлен товар ненадлежащего качества.

В связи с тем, что в результате телефонных переговоров стороны не сумели урегулировать конфликт, истец направил ответчику претензию с требованием возвратить сумму предоплаты. После этого между сторонами было подписано соглашение о расторжении контракта, согласно которому устанавливался срок возврата ответчиком суммы предоплаты по контракту.

Ответчик перечислил истцу часть суммы предоплаты, объясняя тем, что им удержаны понесенные расходы.

В обоснование своей правовой позиции истец сослался на ч. 2 ст. 81 Конвенции, согласно которой при расторжении договора сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено по договору.

Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате к отношениям сторон спора применил Конвенцию, поскольку в силу ст. 1 (1) (а) данной Конвенции сфера ее применения распространяется на договоры купли-продажи между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в различных государствах, являющихся участниками этой Конвенции. Республика Беларусь и Россий­ская Федерация, на территориях которых находятся, соответственно, истец и ответчик, являются участниками Конвенции.

Кроме того, данная Конвенция подлежит применению и в ст. 1 (1) (б)поскольку стороны зафиксировали в тексте контракта соглашение о применении действующего законодательства Республики Беларусь, которая является участницей данной Конвенции.

К отношениям сторон подлежит применению Конвенция исходя из любого критерия, указанного в п. 1 ст. 1 этой Конвенции. Поэтому субсидиарному применению подлежит согласованное сторонами право Республики Беларусь.

Ответчик принял меры по переадресовке товара, поставленного истцу. Таким образом, одна из сторон получила возврат всего исполненного ей по договору.

При обосновании решения Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате сослался на ч. 2 ст. 81 Конвенции, согласно которой сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено по договору.

Также в соответствии с п. 5 ст. 423 ГК в том случае, если основанием для расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора.

Поэтому состав суда посчитал обоснованным и подлежащим удовлетворению требование истца о возврате ему оставшейся суммы предоплаты в размере расходов, понесенных ответчиком.

Судом был установлен срок для добровольного исполнения решения — 5 дней с момента его получения ответчиком.

2. По другому делу истец — резидент Республики Беларусь — заключил контракт с ответчиком — резидентом Федеративной Республики Германия, — предусматривающий поставку ответчиком истцу товара.

По утверждению истца, во исполнение своих договорных обязательств платежным поручением он произвел ответчику предоплату за товар. Поскольку, по мнению истца, ответчик нарушил предусмотренное условием контракта обязательство поставить товар не позднее 3 недель после получения окончательной оплаты за него, истец в соответствии со ст. 49 Конвенции направил в адрес ответчика заявление о расторжении контракта, в котором предложил ответчику возвратить предоплату в течение 10-дневного срока.

Так как условием контракта в случае поступления товара позднее 60 календарных дней после проведения платежа за товар по вине продавца предусмотрена уплата последним пени в размере 2 % стоимости не полученного в установленный срок товара за каждый день превышения срока, но не более стоимости самого товара, истец заявил требование о взыскании пени за период просрочки.

В качестве обоснования своей правовой позиции истец сослался на ст. 30 и 33 Конвенции.

Так как коммерческие предприятия ист­ца и ответчика находятся в государствах, являющихся участниками Конвенции, данная Конвенция применена Международным арбитражным судом при Белорусской торгово-промышленной палате к отношениям сторон по договору.

При определении подлежащего субсидиарному применению национального права состав суда исходил из следующего.

Стороны не согласовали применимое к их правам и обязанностям по договору право, поэтому состав суда в отсутствие соглашения сторон об ином применил право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

К разрешению вопросов, прямо не урегулированных в Конвенции, состав суда счел подлежащими применению коллизионные нормы, содержащиеся в праве Республики Беларусь — государства нахождения Международного арбитражного суда при БелТПП.

В соответствии с п. 1 ст. 1125 ГК в качестве подлежащего субсидиарному применению к отношениям сторон по Договору было определено право страны, где имеет основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом по договору международной купли-продажи товаров, то есть право Германии.

При обосновании решения Международный арбитражный суд при Белорусской торгово-промышленной палате установил, что истец надлежащим образом выполнил договорное обязательство по осуществлению предварительной оплаты.

Согласно условию контракта ответчик должен был предоставить товар к отгрузке не позднее 3 недель после получения окончательной оплаты по контракту.

Состав суда посчитал установленным, что истец реализовал предоставленное ему ст. 49 Конвенции право расторгнуть контракт посредством направления ответчику письменного заявления с предоставлением дополнительного 10-дневного срока для возврата предоплаты.

Статья 30 Конвенции устанавливает обязанность продавца поставить товар, передать относящиеся к нему документы и право собственности на товар в соответствии с требованиями договора и данной Конвенции.

Статья 33 Конвенции предусматривает обязанность продавца поставить товар в срок, установленный договором.

Согласно п. 2 ст. 81 Конвенции сторона, исполнившая договор международной купли-продажи товаров полностью или частично, вправе потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено по договору.

На основании изложенного состав суда посчитал обоснованным и подлежащим удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика предварительной оплаты за непоставленный товар.

Требование истца о взыскании с ответчика пени также было удовлетворено.

Судом был установлен срок для добровольного исполнения решения — 5 дней с момента его получения ответчиком.


искать
English Обратная связь Главная Карта сайта

зарегистрироваться
Журнал «Валютное регулирование и ВЭД» № 11/2016

Журнал «Валютное регулирование и ВЭД» № 08/2015

Валютное регулирование и ВЭД

ГЛАВНАЯЖУРНАЛЫДЕЛОВЫЕ КНИГИ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫДЕЛОВЫЕ НОВОСТИСКАЧАТЬГРУППА КОМПАНИЙ РЕГИСТР