Информационно-правовое агентство «Регистр»
Главная
Журналы
Деловые книги
Правовые системы
Деловые новости
Скачать
Группа компаний Регистр
логин
пароль
напомнить пароль
регистрация
Содержание свежего номера журнала
Новости по ВЭД
Архив журналов
Все журналы агентства
 

"ВАЛЮТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ВЭД" № 12/2015

••• Может ли быть жизнь ниже нуля?



Владимир Артюгин


Можно, конечно, не верить в новое, надеяться что нынешний мировой кризис как-нибудь разрешат, и все вернется в привычный мир. Но от этого ход развития мировых процессов не изменится. Не подготовившись к будущему, останешься в прошлом!

Нынешняя мировая модель — это индустриализм, имеющий в своей основе ссудный процент и разделение труда. Эффективность работы определяется нормой прибыли, а целью является борьба за рынки сбыта.

Еще 100 лет назад В.И. Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма» указал на врожденную проблему индустриальной модели — постоянно снижающуюся норму прибыли. Весь период своего существования индустриальный мир пытался отсрочить наступление нулевого момента. Для чего в мировое разделение труда постоянно включались все новые регионы, а с помощью снижения процентных ставок увеличивалась база для кредитования. Но земной «шарик» заканчивается, а мир капитала подошел к нулевым и отрицательным процентным ставкам. И это уже не очередной период «временных трудностей», а устойчивое новое состояние экономики.

Первый серьезный кризис индустриальной модели в мировом масштабе был решен с помощью Первой Мировой войны. Передела мироустройства за счет распада четырех империй хватило на 10 лет. Затем последовал новый мировой кризис (Великая депрессия). Вторая Мировая война, распад Английской колониальной империи и конкуренция двух систем (научно-производственных контуров), которые позволили дотянуть до 80-х годов. Кризис 80-х удалось решить за счет самоликвидации Красного проекта (и его производственного контура), пересмотра принципа кредитования (подмена условия кредитования с возможности возврата кредита на возможность обслуживания кредита) и выноса производств в Китай и юго-восточную Азию.

Выход на нулевые ставки

Но системные проблемы никуда не ушли. И 2008 год это наглядно продемонстрировал. Последние 30 лет общая модель была следующей. С помощью снижения процентных ставок по кредитам увеличивался потребительский спрос, то есть ВВП. Для этого комбанки брали ресурсы у Центробанков под еще более низкие проценты. А Центробанки «закрывали» эмиссию с помощью госбумаг. В 2008–2009 годах кризис удалось «победить» с помощью печатания денег в огромных количествах. Но не напрямую, а с помощью фактического обнуления стоимости госбумаг. Выход на нулевые ставки позволил решить текущие проблемы по выходу из кризиса и стимулирования роста экономики.

Но из-за нулевых ставок перестал работать рыночный ограничитель (в виде ненулевой стоимости госбумаг), и аппетиты правительства уже ничего не сдерживало. В результате объемы пустых денег приняли совершенно неприличные размеры, в оборот попали триллионы долларов, породив практически нерешаемые проблемы по исправлению ситуации.

К тому же низкие процентные ставки и массовое госкредитование стратегических секторов производства и услуг похоронили желание банков кредитовать реальный сектор экономики, сделав для комбанков невыгодным их привычный заработок на разнице между привлечением и кредитованием реального сектора (или сделали его малопривлекательным). Рентабельность этой схемы стала несравнимой с возможностями от игры на финансовых рынках. Деньги стали просто делать деньги, надувая пузыри. То есть классическая формула «товар — деньги — товар» сначала трансформировалась в «деньги — товар — деньги», а затем вообще потеряла «товар» по пути, деградировав до «деньги — деньги».

Ничего удивительного, что рост объема госдолгов ускорился в разы, а напечатанные деньги оседают на депозитах, так как инвесторы опасаются повторения 2008 года. Параллельно начали расти объемы госдолгов, загнав их на уровень 100% и выше. После чего, учитывая спад в ведущих экономиках, встал вопрос о возможности не то что вернуть деньги, а банально обслуживать долги. Из новых регионов, не включенных в мировое разделение труда, остались внутренний Китай и Африка, но логистика их встраивания делает их неинтересными для стран Запада. В отсутствии большого интереса к Африке у западных экономик Китай пытается застолбить этот регион за собой, даже с убытком для себя. Объем китайских инвестиций в Африку уже исчисляется десятками, если не сотнями миллиардов долларов. И процесс продолжается. Недавно Китай объявил о новой программе на сумму $60 млрд.

Не заработать еще, а сохранить то, что есть?

Но нулевые и даже отрицательные процентные ставки становятся реальностью пока только в странах «золотого миллиарда», да и то не во всех. Именно там центральные банки проводят политику «количественных смягчений», вбрасывая в экономику громадные количества денег. Происходит «перепроизводство» денег. А при «перепроизводстве» любого товара цена на него падает. Например, Европейский Центробанк буквально на днях объявил об очередном снижении ставок с –0,2% до –0,3%.

А вот в остальных странах Центробанкам строго запрещено печатать деньги. Наоборот, от них фактически требуют проводить прямо противоположную политику, то есть сжатие денежной массы. Соответственно, в развивающихся странах процентные ставки остаются на высоком уровне. Чем пока и пользуются игроки и спекулянты.

В последнее время наметилась новая тенденция. В 2015 году капитал начал активно уходить из развивающихся рынков в ведущие экономики, и в первую очередь в США с их низкими ставками. То есть в период кризиса собственники капиталов выбирают безопасность и жертвуют прибылью. Но вряд ли это сильно поможет, так как основной целью ведущих инвесторов становится не заработать еще, а сохранить то, что есть.

Но введение отрицательных ставок на депозиты делают их неинтересными для населения. Поэтому, чтобы спасти свои деньги, население начнет их переводить в наличные. Воспрепятствовать этому можно только с помощью запрета наличного обращения вообще. Попутно государства решат еще и много других задач (например, выведут из тени многие виды деятельности). Не зря так активно повсеместно популяризуются безналичный оборот. Но запрет оборота наличных и перевод всего оборота в безналичные полностью трансформирует нынешнюю работу банков. Изменится сам институт коммерческих банков, они станут просто не нужны. Банки будут вынуждены разделиться на исполнение двух функций — инвестиционную и обслуживание счетов, полностью перейдя на электронное обслуживание. Останутся региональные расчетные центры (если нужны) и единый расчетный центр. Естественно, вырастет роль альтернативных денег, например, физического золота и серебра. Поэтому и их оборот, скорее всего, будет запрещен.

Так как для банков микроинвестирование уже стало неинтересным, роль микрофинансовых организаций вырастет. Сейчас комбанки с помощью государства и нормативных ограничений препятствуют их нормальной деятельности. А в новой экономике произойдет трансформация вертикальных связей в горизонтальные. Уже сейчас активно развивается крауд-экономика. (Крауд-экономика — это экономическая модель, где собственность и права доступа разделены между людьми, стартапами и корпорациями. Совместная экономика позволяет людям эффективно получить то, в чем они нуждаются, производителям — добиться максимальной эффективности, выпуская продукцию по прямому запросу потребителей.)

Прообраз мировой экономики будущего

Одним из вариантов решения является глобализация мировой экономики. Транстихоокеанская и Трансатлантическая Хартии по сути являются прообразом мировой экономики будущего. За счет открытия американского рынка для иностранных производителей ТНК получают приоритет международного права над национальным по защите прав потребителей. Конечным итогом такой трансформации станет переход реальных полномочий к совету ТНК. А государства и национальные правительства будут просто оформлять принятые решения в рамках своих юрисдикций и заниматься социальным сектором.

Производство новых технологий и оборудования сделает ненужным высокую занятость. Лишние люди станут потребителями на соцобеспечении. Именно к такой модели приближаются ведущие мировые экономики.

Можно, конечно, не верить в новое, надеяться, что нынешний мировой кризис как-нибудь разрешат и все вернется в привычный мир. Но от этого ход развития мировых процессов не изменится. Не подготовившись к будущему, останешься в прошлом!



искать
English Обратная связь Главная Карта сайта


Журнал «Валютное регулирование и ВЭД» № 11/2016

Журнал «Валютное регулирование и ВЭД» № 08/2015

Валютное регулирование и ВЭД

ГЛАВНАЯЖУРНАЛЫДЕЛОВЫЕ КНИГИ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫДЕЛОВЫЕ НОВОСТИСКАЧАТЬГРУППА КОМПАНИЙ РЕГИСТР